English | Русский | Deutsch
It's necessary to download latest version of Flash Palyer
<< Ноябрь 2018 >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    
Президент ГЦЭ Александр Москаленко побеседовал о промышленной безопасности в России и мире с известным журналистом-экологом Алексом Кирби в Бонне

Кирби А.: Вы имеете непосредственное отношение к экспертизе промышленной безопасности. Как Вы считаете, насколько высоко можно оценить промышленную безопасность не только в России, но и в других странах?

Москаленко А.: Прежде всего я хотел бы сказать что в разных странах мы все делаем это несколько по-разному. Не надо искать, кто лучше, кто хуже. На мой взгляд то, что мы все повернулись к этой проблеме и занимаемся ею, дает уже огромный-огромный результат. За последние 25 лет, конечно, и Европа и Россия сделали огромный шаг вперед. Как бы мы ни были разобщены до этого, мы все-таки имеем общие технологии, основанные на элементарных физических принципах. И таких ужасов, которые мы видели 20-25 лет назад, их уже нет.  Я все-таки эксперт и склонен к цифрам, хочу сказать, что наш технологический мир стал безопасней на 2 порядка, то есть в 100 раз. Мы считаем это регулярно и понимаем, что это действительно так. Но нужно отметить, что, конечно, есть узкие места, на которые мы не обращали внимания до этого, и в первую очередь, это транспорт. Мы научились хорошо защищать и контролировать, скажем, нефтепереработку, но транспорт это то, на что мы обращаем внимание в последнюю очередь. И я пока не вижу снижения опасности с этой стороны. Обратите внимание на многочисленные инциденты с танкерами. Особенно страдает Северное море и Бискайский залив. Многие инциденты происходят на железнодорожном транспорте. Наверное, самое яркое это 1,5 года назад в Италии, когда был конденсат из цистерны, был большой пожар, пострадало много домов. Мы как раз сегодня обратили на это внимание и чуть скорректировали совместное направление движения. Ведь у транспорта есть огромная особенность – это его большие скорости. И особенно надо обратить внимание на транспортные коридоры и терминалы, где пересекаются многие пути, и идет перегрузка. 

Мы немного замкнулись на транспорте. Проблема - это всегда некий комплекс, его нужно рассматривать с разных сторон, конечно, даже с финансовой стороны. У нас в России мы очень часто думаем, что здесь, в Европе, очень много денег, но совместная работа показывает, что европейские эксперты жалуются на отсутствие денег.


Кирби А.: Большая разница между 86 годом и сегодняшним днем - это то, что произошла глобализация. Если государства раньше были очень влиятельными участниками и игроками, то сейчас такую роль играет частный сектор. Учитывая то, что многие из ваших клиентов являются представителями частного сектора, как вы считаете, им необходима помощь с том чтобы понять и привести в действие все эти нормативы и помощь конвенции, или они сами знают что нужно делать?


Москаленко А.: Я поделю ответ на две части. В большинстве случаев предприятия понимают, что надо делать, но не знают - как. Принято считать, что менеджмент предприятия, его сотрудники знают предприятие лучше всех. И мой опыт показывает, что с этой стороны, со стороны безопасности, они свое предприятие знают чаще всего очень плохо. И действительно, требуется помощь, в первую очередь, от экспертов, которые специализируются на вопросах безопасности. Я приведу маленький пример чуть-чуть из другой области. Наших энергетиков, энергетиков на предприятиях, готовили всегда в задаче снабжения предприятия энергией, а сегодня мы им поручаем решение вопросов еще и экономии энергетических ресурсов, и получаем очень плачевные результаты, поскольку эти люди на подобных позициях никогда не стояли. Так и в вопросах промышленной безопасности, безопасности вообще. 
Технологи на предприятиях знают, как происходит рабочий процесс. И как бы мы их ни призывали наблюдать за безопасностью, все-таки вот это для них главное, а не безопасность. Самый яркий пример - это Фукусима. Как можно было допустить размещения атомной станции на берегу? Они не используют морскую воду для охлаждения. Мы спрашиваем: почему? Может быть, расположение на берегу нужно для того, чтобы подвозить что-то морем? Нет.


Кирби А.: В Британии мы тоже имеем несколько атомных станций на берегу.


Москаленко А.: И еще о Фукусиме. Резервные источники питания, электроэнергии находились возле тех объектов, которые они должны резервировать. То есть у нас есть элемент, и элемент, который его дублирует, стоит возле него. Он же нужен на случай выхода из строя. Это большая глупость. Когда пришла волна, она уничтожила и основное питание и резервное. Вот вам пример того, как хороший специалист, хороший технолог создал небезопасную систему. И второй пример из России  - это наша Саяно-Шушенская ГЭС. Когда вода попала в зал, она уничтожила пульт управления. И оказалось, что резервный пункт управления стоял ниже. И в итоге два героя забрались на самый верх и вручную закрывали подачу воды. Хотя достаточно было развести эти объекты, и не было бы таких последствий.

Аудиоверсию интервью можно услышать здесь

 
ship
ЗАГРУЗКИ
icon Загрузить презентацию
icon Список некоторых клиентов группы ГЦЭ
© 2009 GCE Group. All Rights Reserved